Cherchez lafemine

04:19 

Почему японские женщины до сих пор очарованы сестрами Бронте?

Ylisa
Мой мир - фантазия

Несколько лет назад одна дерзкая девушка из Осаки попросила меня познакомить ее с прелестями западной литературы. Я, как положено, собрал для нее полную коллекцию классики, включая «Поворот винта», «Сердце тьмы», «Лолиту» и «Этюд в багровых тонах». Она все это методично, но без особых эмоций прочитала, но вот когда я подарил ей экземпляр «Джен Эйр» Шарлоты Бронте», она просто проглотила роман, бредила им, перечитывая снова и снова.
Япония, похоже, одурманена сестрами Бронте: Шарлоттой, Энн и Эмили. По статистике, число японок, посетивших домик писательниц в Хайорте (Северная Англия) в год, непропорционально высоко, это выходит за рамки чтения, это одержимость. Недавно подобное паломничество стало темой романа Мика Джексона «Юки-сан на родине Бронте», удостоенного Букеровской премии.
«Джен Эйр» Шарлотты Бронте завораживает японских читателей, но «Грозовой перевал» (переводится как “Arashigaoka” на японском ), самый влиятельный роман в Японии из написанных не японкой. Это не только фильм 1988 года на фоне пустынных йоркширских болот, это явление, оказавшее влияние на творчество таких японских писателей как Цусима Юко и Коно Таэко. По словам переводчика рассказов Коно, писательница была очарована творчеством Эмили и остальных сестер. Сдерживаемая тоска, ярость и насилие в ее работах отражено в запретных желаниях чувственных женских образов Коно. Их создательница даже написала сценарий «Грозового перевала» использованного в нескольких театральных постановках. В 1985 году она совершила паломничество в Хайорт вместе с писательницей Томиока Таэко и через год опубликовала путевые заметки, описывая свой опыт.

Элементы садомазохизма в манере письма сестер Бронте — да и вообще в жизни — это предмет, который только-только осмысляется на Западе, но то, о чем писала Коно, читатели понимали уже десятилетия назад. Джудит Пэскоу, профессор в области литературы в университете штата Айова, посвятил несколько лет изучению связи между Бронте и Японией, и ее предстоящей книге рассматриваются японские постановки «Грозового перевала». Она считает, японское увлечение романом исключительным.

«Если вас остановили на улице в Айова-Сити и спросили, что вы знаете о «Сестрах Макиока», что вы ответите? Но японцы наверняка выскажут мнение о романе Бронте», утверждает Пэскоу.По мнению Пэскоу, неординарность поведения страстной Кэтрин и ее ревность, является одной из самых привлекательных аспектов произведения для японских читательниц. «Пожилая японка поделилась со мной своими переживаниями после прочтения. Она утверждала, что роман наполнил ее томлением, стремлением к чему-то далекому, тому, над чем человек не властен».

В этом году 200-летие со дня рождения Шарлотты Бронте, а «Бронтемания» в самом разгаре. В Великобритании на литературном фестивале в Брэдфорде собрались эксперты, чтобы обсудить устойчивое влияние сестер на умы современников. Тяжеловес японского авторского стиля Мицумура Мосэ, чьи книги в последние годы активно переводятся на английский, на фестивале рассказала о том, что прочитала «Грозовой перевал» и «Джен Эйр» в детстве. Позже, уже закончив университет, она отошла от английской литературы, даже избегала ее, однако перечитав «Горозовой перевал» была все в том же восторге. Что заставляет современных японских женщин так сильно сопереживать героиням сестер Бронте? «Бронте это продукт модерна, созданные промышленной революцией», высказывает свое мнение Мицумура, добавляя, что в современной Японии женщинам предоставляются «необыкновенные возможности». Последние несколько поколений японок имеют свободы, невообразимые в прошлые времена. И вот эти самые свободы терзают женские сердца конфликтом старого традиционного уклада и стремления следовать зову сердца. Это то, что так хорошо видно в романах Бронте.
Вокруг «феминизма» в романах сестер все еще ведутся дискуссии. Обе сестры Шарлоты были против избирательных прав для женщин, были болезненно застенчивы и крайне консервативны. Но сама Шарлотта, прямо не пропагандируя постулаты феминизма, все же придавала героиням индивидуальность и интеллект.

Привлекательность работ сестер Бронте заключается в том, как они изображает психологически сложных героинь, которые часто вспыхивают от злости и разочарования, желая одновременно, освободиться от жестоких ограничений, при этом сохраняя эротическое стремление к мужской силе. «Ошибочно думать, что японскую страсть к Бронте можно объяснить тем, что японские женщины раскрепощенные», говорит Северин, переводчик работ Коно Таэко на английский: «Это просто клише, грубое обобщение. Многие японские женщины чувствуют как сестры Бронте, но ощущая желание быть свободными, все же остаются верны патриархальным традициям»

imagebam.com imagebam.com imagebam.com

Кредит japantimes.co.jp

@темы: перевод: статьи, [2016]

Комментарии
2016-06-20 в 14:44 

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Интересная статья. Мне на счет бронтомании ничего не попадалось, но я обратила внимание, что героиня одной дорамки прямо с ума сходила по роману Люси Монтгомери "Энн из Зеленых крыш/мезонинов")))
А еще интересна всенародная любовь япоснкого народа к "испанской "теме - одна любовь к "Андалусии" чего стоит, ну и к подобным мотивам))))))

2016-06-22 в 12:23 

Ylisa
Мой мир - фантазия
Я честно сказать, из этой статьи вынесла только одну мысль, все женщины в мире похожи. И мне нравятся Бронте. То есть эта разность в характерах людей кажется мне надуманной. Есть разница менталитетов, из-за воспитания, разные взгляды на жизнь. Но эмоции! Они у всех нас одинаковы.:):):)

2016-06-22 в 18:46 

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Ylisa, Я совсем не поклонница Джен Эйр, но люблю-ни-могу Грозовой перевал))))))))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная